ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава

Боязнь конкретно сейчас «потерять картинку» разъяснялась одним обстоятельством — потаенной, о которой не знал никто, даже его супруга Натали. Только Кейз — один только Кейз — знал, что сейчас он в последний раз посиживает перед экраном и несёт вахту. Сейчас последний денек его работы в пт наблюдения за воздухом, и скоро сей день подойдёт к ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава концу.

А потом подойдёт к концу и его жизнь.

— Передохните, Кейз, — послышался глас управляющего полётов.

Кейз не увидел, как он вошёл. Он бесшумно появился в комнате и на данный момент стоял около Уэйна Тевиса.

Минутку вспять Тевис расслабленно произнес руководителю полётов:

— По-моему, Кейз в полном порядке ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава. Был момент, когда я беспокоился за него, но он вроде сдюжил.

Тевис был рад, что ему не пришлось прибегать к последней мере и подменять Кейза. Но управляющий полётов тихо произнес:

— Нужно всё-таки дать ему передышку. — И, подумав, добавил: — Я сам ему скажу.

Кейзу довольно было 1-го взора на этих двоих ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, чтоб осознать, почему ему дают передышку. Обстановка не разрядилась, и они страшились, что он не управится. Вот и решили поменять его, хотя ему положено было отдыхать только через полчаса. Отрешиться? Ведь для диспетчера его класса это оскорбление, тем паче что все, естественно, увидят. А позже он пошевелил мозгами: ну ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава чего ради подымать шум? Не стоит. К тому же десятиминутный перерыв поможет ему придти в себя. За этот период времени ЧП будет ликвидировано, он вернётся и тихо доведёт смену до конца.

Уэйн Тевис наклонился к нему.

— Ли сменит вас, Кейз. — И подозвал диспетчера, только-только вернувшегося после ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава положенного по графику перерыва.

Кейз молчком кивнул, но продолжал оставаться на месте и давать по радио аннотации самолётам, пока его сменщик «запоминал картинку». На передачу дел одним диспетчером другому уходило обычно пару минут. Заступавший был должен изучить размещение точек на дисплее и как надо уяснить обстановку. Не считая того, он ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава был должен подходящим образом настроиться, натужиться.

Это умение натужиться — натужиться преднамеренно и сознательно — было особенностью их профессии. Диспетчеры гласили: «Надо обостриться», — и Кейз за пятнадцать лет работы в службе наблюдения за воздухом повсевременно лицезрел, как это происходило с ним самим и с другими. «Надо обостриться», так как без этого ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава нельзя приступать к работе. А в другое время действовал рефлекс — скажем, когда диспетчеры ехали совместно в аэропорт на служебном автобусе. Отъезжая от дома, все свободно, непринуждённо болтали. На небережно брошенный кем-нибудь вопрос: «Пойдёшь играть в кегли в субботу?» — следовал настолько же халатный ответ: «Конечно» либо: «Нет ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, на этой неделе не смогу». Но по мере приближения к аэропорту беседа становилась всё наименее оживлённей, и на тот же вопрос в четверти мили от аэропорта уже отвечали только кратко; «Точно» либо: «Исключено», а то и совсем ничего.

Вместе с умением обострять мысли и чувства от диспетчера требовались ещё ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава и собранность и стальное спокойствие. Эти два требования, тяжело совместимые в одном человеке, изнуряли нервную систему и в конечном счёте разрушали здоровье. У многих диспетчеров развивалась язва желудка, что они кропотливо скрывали, опасаясь утратить работу. По этим суждениям они лечились у личных докторов, которым платили сами, заместо того чтоб воспользоваться бесплатной ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава мед помощью, предоставляемой авиакомпаниями. Они прятали бутылки с «маалоксом» — средством от завышенной кислотности — в собственных шкафчиках и во время перерыва втихомолку потягивали белоснежную сладкую жидкость.

Сказывалось это и в другом. Другие диспетчеры, Кейз Бейкерсфелд знал таких, распускались дома, становились мелочными, придирчивыми и, чтоб хоть мало расслабиться после ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава дежурства, устраивали сцены — «для разрядки». Если ещё добавить то, что работали они по сменам и часы отдыха у их всё время изменялись, а это очень осложняло семейную жизнь, — несложно для себя представить итог. У воздушных диспетчеров был длиннющий перечень разрушенных семей и большой процент разводов.

— О'кей, — произнес диспетчер, заступавший на место ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава Кейза. — Я готов.

Кейз слез с кресла и снял наушники, а его сотрудник надел их. И, ещё не успев как надо усесться, стал давать указания самолёту «ТВА».

Управляющий полётов произнес Кейзу:

— Брат просил передать вам, что, наверное, заглянет позднее.

Кейз кивнул и вышел из радарной; Он не обиделся ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава на управляющего полётов — ведь ему приходилось отвечать за всё — и был на данный момент даже рад, что не стал возражать и пользовался предложенной передышкой. Больше всего на свете Кейзу хотелось закурить сигарету, глотнуть кофе и посидеть одному. Рад был он и тому, раз уж так вышло, что ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава не ему придётся возиться с этим ЧП. Очень много было у него на счету этих ЧП, чтоб жалеть, что не он распутает ещё и этот узел.

В международном аэропорту Линкольна, как и в любом большом аэропорту, ЧП появлялись по нескольку раз в денек. Это могло произойти в всякую погоду — не только лишь ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава в таковой буран, как сейчас, а при голубых небесах. Когда бывало ЧП, о нём узнавали только немногие, так как, обычно, ЧП завершались благополучно и даже пилотам в воздухе далековато не всегда докладывали, почему тому либо иному самолёту не дают посадки либо вдруг велят поменять курс. Во ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава-1-х, им совсем и не непременно было об этом знать, а во-2-х, не было времени давать по радио разъяснения. Зато наземные службы — аварийные команды, «скорая помощь» и милиция, также управление аэропорта — немедля оповещались и воспринимали меры зависимо от категории бедствия. 1-ая категория была самой серьёзной и в то ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава же время самой редчайшей, так как бедствие первой категории означало, что самолёт разбился. 2-ая категория означала наличие угрозы для жизни либо серьёзных повреждений. 3-я категория, объявленная на данный момент, являлась просто предупреждением: надлежащие службы аэропорта должны быть наготове, их услуги могут пригодиться. А вот для диспетчеров ЧП хоть какой ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава категории означало дополнительное напряжение со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кейз вошёл в раздевалку, примыкавшую к радарной. На данный момент, получив возможность расслабленно размышлять, он от всего сердца пожелал, чтоб пилот КС-135 и все другие пилоты, находившиеся сейчас в воздухе, благополучно приземлились, невзирая на буран.

В раздевалке, малеханькой квадратной комнатке с одним ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава-единственным окном, повдоль трёх стенок стояли железные шкафчики, а посредине — древесная скамья. У окна висела доска для объявлений, на которой были небережно наляпаны официальные бюллетени и оповещения разных комиссий и публичных организаций аэропорта. Свет нагой лампочки, свисавшей с потолка, казался ослепительно броским после полутьмы радарной. В раздевалке никого больше не ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава было, и Кейз выключил электричество. На крыше башни стояли прожекторы, и в комнату проникало довольно света.

Кейз закурил сигарету. Позже открыл собственный шкафчик и достал пластмассовое ведёрко, куда Натали укладывала ему завтрак. Наливая из термоса кофе, он помыслил: любопытно, вложила ли она ему в завтрак записку, а если ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава не записку, то какую-нибудь нарезку из газеты либо журнальчика. Натали часто это делала — другой раз что-то одно, а другой раз и то и это, должно быть, в надежде развлечь его. Она много задумывалась об этом с того времени, как с ним случилась неудача. Поначалу она прибегала ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава к простым методам, а позже, видя, что это не помогает, к более сложным, хотя Кейз постоянно осознавал — и это не трогало его, да и не раздражало, — для чего Натали так поступает и чего она достигает. Вобщем, ближайшее время записки и нарезки стали появляться пореже.

Должно быть, и Натали в конце концов ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава отчаялась. Она уже не находила для него слов, а по её покрасневшим очам он осознавал, что она часто рыдает.

Когда Кейз увидел это, ему захотелось ей посодействовать. Но как, если он не в состоянии посодействовать себе?

Фото Натали была приклеена к двери его шкафчика с внутренней стороны — цветная фото ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, снятая самим Кейзом. Он принёс её сюда три года вспять. На данный момент при свете, падавшем из окна, на ней практически ничего нельзя было различить, но он так отлично знал её, что ему не требовалось броского освещения.

На фото Натали была в купальном костюмчике. Она посиживала на ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава горе и смеялась, приложив узкую прекрасную руку к очам, чтоб защитить их от солнца. Её светло-каштановые волосы были отброшены вспять, на небольшом задористом лице показывались веснушки, постоянно выступавшие летом. Вообщем Натали Бейкерсфелд была похожа на шаловливую, нравную дриаду, но в то же время в ней чувствовалась сила ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава волн, и аппарат зафиксировал и то и это. Она посиживала на фоне голубого озера, скал и больших елей. Кейз и Натали направились тогда на машине в Канаду и проводили отпуск на Халибертонских озёрах, в первый раз оставив собственных малышей Брайана и Тео в Иллинойсе с Мелом и Синди. Потом ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава оба вспоминали об этом отпуске как о самых счастливых деньках собственной жизни. Пожалуй, конкретно сейчас, поразмыслил Кейз, стоит ещё раз вспомнить об этом.

Из-за фото торчала сложенная бумажка. Это была одна из записок, которую Натали засунула ему как-то в завтрак. Было это месяца два-три вспять, но почему-либо ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава он решил её сохранить. И хотя Кейз назубок знал содержание записки, он достал её на данный момент и подошёл к окну, чтоб прочитать. Это была нарезка из журнальчика, а под ней — несколько строк, приписанных рукою супруги.

Натали многим интересовалась, время от времени вещами совсем внезапными, и постоянно пробовала ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава приобщить к кругу собственных интересов Кейза и мальчишек. Нарезка касалась тестов, проводимых южноамериканскими генетиками. В ней говорилось о том, что можно замораживать людскую сперму. При низкой температуре она сохраняется нескончаемо длительно, совсем не утрачивая собственных параметров. Потом её можно оттаять и использовать для осеменения дам в хоть какое время ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава — и в наши деньки, и через несколько поколений.

Натали под этим приписала:

«Ковчег мог бы быть в два раза меньше, если бы Ною

Был известен метод замораживания сперматозоидов

Оказывается, можно иметь сколько хочешь малышей,

Только бы в холодильнике был мороз посильней.

Я рада, что наши

Родились от папаши и мамы.

Я ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава счастлива, милый, что нежность и страсть

Имеют над нами как и раньше власть».

Тогда она ещё пробовала — отчаянно пробовала — возвратить их жизнь в прежнее русло… склеить её, склеить семью… чтоб было так, как ранее. Чтоб нежность и страсть имели над нами как и раньше власть.

В эту борьбу включился и ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава Мел, пытаясь совместно с Натали вырвать брата из бездны тоски и депрессии, которая всё больше засасывала его.

И что-то в душе Кейза поддалось, откликнулось. В глубине его сознания зажглась искорка воли, он пробовал отыскать внутри себя силы и выйти при помощи близких из собственного оцепенения, ответить любовью на любовь ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава. Но ничего не вышло. Не вышло — вобщем, он знал, что не получится, — так как в нём не осталось ни эмоций, ни чувств. Он не мог разжечь внутри себя ни тепла, ни любви, ни даже злобы. Только пустота, самобичевание и всеобъятное отчаяние.

Сейчас, видимо, и Натали ощутила всю тщету собственных усилий — он ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава был уверен, что это так. Наверное, поэтому она и рыдает исподтишка.

А Мел? Должно быть, и Мел тоже от него отступился. Хотя, видимо, ещё не совершенно — Кейз вспомнил, что произнес ему управляющий полётов: «Ваш брат просил передать вам, что, наверное, заглянет позже».

Было бы куда проще ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, если б Мел этого не делал. Кейз ощутил, что ему на данный момент не по силам эта встреча, хотя всю жизнь они были очень близки — как могут быть близки братья. Приход Мела может всё осложнить.

А Кейз очень выдохся, очень утомился, чтоб вынести новые отягощения.

Он опять поразмыслил: любопытно, вложила ли Натали ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава сейчас записку в его завтрак. И надеясь, что вложила, стал осторожно вынимать пищу.

Сандвичи с ветчиной и салатом, коробка с деревенским сыром, груша, обёрточная бумага. И больше ничего.

Сейчас, когда он знал, что никакой записки нет, ему отчаянно захотелось, чтоб она была, — неважно какая записка, пусть ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава даже совершенно пустяковая. Позже он вдруг вспомнил: ведь он же сам повинет, что её нет, у Натали просто не было времени что-либо написать. Ему необходимо было сейчас успеть кое-что сделать до работы, и он уехал из дома ранее обыденного. Натали заблаговременно он не предупредил, и ей пришлось в спешке готовить ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава ему пищу. В какую-то минутку он даже заявил, что ему вообщем ничего не надо; можно ведь позавтракать в одном из аэропортовских кафетериев. Но Натали, зная, что в кафетериях обычно людно и шумно, а Кейз этого вытерпеть не может, произнесла: «Нет», — и стремительно что-то ему приготовила. Она не ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава спросила его, почему он уезжает ранее обыденного, хотя он осознавал, что это не могло не заинтересовывать её. Но, к счастью для Кейза, вопроса не последовало. Если б она спросила, ему пришлось бы что-то придумать, а ему не хотелось в эти последние часы ей врать.

Времени ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава у него хватило на всё. Он приехал в район аэропорта и снял номер в гостинице «О'Хейген», который забронировал ранее по телефону. Он всё кропотливо высчитал и обмыслил ещё много недель вспять, но не производил собственного плана, решив хорошо поразмыслить, до того как приступать к его выполнению. На минутку заглянув к ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава для себя номер, Кейз здесь же вышел из гостиницы и прибыл в аэропорт как раз к началу дежурства.

Гостиница «О'Хейген» находилась в нескольких минутках езды от аэропорта. Через два с маленьким часа смена Кейза окончится, и он стремительно доберётся туда. Ключ от номера лежал у него в кармашке ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, и Кейз вытащил его, чтоб удостовериться, что он на месте.

Сообщение, приобретенное Мелом Бейкерсфелдом от управляющего полётов о том, что медоувудцы замыслили устроить митинг, оказалось верным.

Этот митинг в зале воскресной школы при медоувудской баптистской церкви — в пятнадцати секундах лёта на реактивном самолёте, поднявшемся с полосы два-пять ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, — шёл уже полчаса. Начался он позднее, чем предполагалось, потому что практически всем присутствовавшим — а их собралось человек 600, не считая малышей, — пришлось с огромным трудом, пешком либо на автомобилях, прокладывать для себя путь по глубочайшему снегу. Но так либо по другому они явились.

Это было очень смешанное сборище, обычное для ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава таких мест, где живут люди не очень огромного достатка — в большей степени бюрократы средней руки, ремесленники и местные торговцы. Были здесь и мужчины и дамы, в большинстве своём — ведь это была пятница, начало уик-энда, — одетые кое-как. Исключение составляли только полдюжины сторонних да несколько репортёров.

Народу в зале воскресной школы ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава набилось много — стало душно, в воздухе висел дым. Все стулья были заняты, и ещё человек 100, а то и больше стояли.

Уже одно то, что столько людей покинули тёплый дом и пришли сюда в такую непогодицу, довольно ясно свидетельствовало об их заинтригованности и тревоге. А не считая того, они все ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава были разъярены до максимума.

Их ярость — настолько же осязаемая в зале, как табачный дым, — питалась 2-мя источниками. Во-1-х, у медоувудцев издавна уже накопилось раздражение против аэропорта, который денек и ночь обрушивал на их крыши и барабанные перепонки громкий грохот, нарушавший мир и покой, не дававший ни спать, ни ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава бодрствовать. А во-2-х, этот грохот раздражал их и на данный момент, когда в протяжении практически всего митинга собравшиеся то и дело не слышали друг дружку.

Правда, они были подготовлены к тому, что так будет. Фактически, из-за этого и созывался митинг и был взят напрокат из ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава церкви переносной микрофон. Но никто не подразумевал, что в этот вечер самолёты будут взмывать как раз над их головой, выводя из строя и людские уши, и микрофон. Разъяснялось это — о чём собравшиеся не знали, ну и не вожделели знать — тем, что на полосе три-ноль застрял «боинг-707» и другим самолётам приходилось ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава воспользоваться полосой два-пять. А эта полоса была как стрела, нацелена на Медоувуд; самолёты же, взлетавшие с полосы три-ноль, проходили не над самым городком, а стороною.

В наступившем на миг молчании председатель митинга, красноватый как рак, закричал что было мочи:

— Леди и джентльмены, вот уже много лет мы ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава пытаемся условиться с управлением аэропорта и авиакомпаний. Мы не один раз отмечали, что аэропорт нарушает мир наших очагов. Мы обосновывали при помощи посторониих, незаинтересованных очевидцев, что обычная жизнь при том звуковом вале, который на нас обрушивают, невозможна. Мы гласили, что наша психика находится под опасностью, что наши жёны ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, наши детки и мы сами живойём на грани нервного расстройства, и многие уже мучаются от него.

Председателя, лысеющего мужчину с квадратной челюстью, медоувудского домовладельца и управляющего книгопечатной компанией, звали Флойд Занетта. Ему было под шестьдесят, и он играл достаточно видную роль в делах общины.

Он стоял на маленьком ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава возвышении в конце зала, а рядом с ним посиживал безупречно одетый мужик помоложе. Это был Эллиот Фримантл, юрист. У ног его стоял раскрытый чёрный кожаный портфель.

— Что все-таки делают аэропорт и авиакомпании? — продолжал Занетта. — Я на данный момент скажу, что они делают. Они притворяются — притворяются, как будто внемлют ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава нас. И дают лживые обещания — одно за другим, хотя совсем не собираются их делать. И управление аэропорта, и Федеральное управление авиации, и авиакомпании — они все лжецы и обманщики…

Слова «обманщики» уже никто не слышал.

Оно потонуло в расколовшем воздух грохоте, который, нарастая в невообразимом крещендо, достигнул, воистину страшенной силы — казалось ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, чья-то огромная рука схватила здание и сотрясла его. Многие из сидевших в зале зажали уши руками. Несколько человек боязливо метнули взор на потолок. Другие, возмущённо сверкая очами, принялись что-то жарко дискуссировать с соседями, хотя только человек, умеющий читать по губам, мог бы их осознать, ибо ни 1-го ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава слова не было слышно. Кувшин с водой на столе у председателя покачнулся и, не схвати его Занетта, неизбежно свалился бы на пол и разбился.

Звук затих практически так же быстро, как появился. Самолёт «Пан-Америкен», вылетевший рейсом 50 восемь, был уже далековато, на расстоянии нескольких тыщ футов от земли, и продолжал ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава забираться всё выше и выше, пробиваясь через буран и темноту к ясным высям, где он ляжет на курс, чтоб лететь во Франкфурт, в Германию. А за ним по полосе два-пять, высвобожденной для взлётов — над Медоувудом, уже катил самолёт «Континентл Эйрлайнз», рейс 20 три, направлявшийся в Денвер, штат ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава Колорадо. На примыкающей рулёжной дорожке стояли цепочкой самолёты, дожидаясь собственной очереди на взлёт.

Так было весь вечер — ещё до того, как начался митинг, и сейчас медоувудцам, чтоб довести дело до конца, приходилось воспользоваться короткими перерывами меж громким шумом то и дело взлетавших самолётов.

Пользуясь паузой, Занетта быстро продолжал:

— Итак вот ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, я произнес, что они лжецы и обманщики. Всё, что происходит тут на данный момент, внушительно свидетельствует об этом. Они должны хотя бы принимать конструктивные меры по приглушению звука, но сейчас даже это…

— Государь председатель, — послышался дамский глас из глубины зала, — всё это мы уже слышали. Мы это ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава знаем, и, сколько ни повторяй, ничего от этого не поменяется. — Все взгляды обратились к говорившей, которая уже поднялась с места. У неё было энергичное, умное лицо; прядь длинноватых, до плеч, каштановых волос свалилась ей на лоб, но юная дама нетерпеливым жестом откинула её вспять. — А я, как и все другие, желаю ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава знать, что мы всё-таки можем сделать и на что мы можем рассчитывать?

Раздался взрыв рукоплесканий и хвалебные возгласы.

— Будьте разлюбезны, дайте мне окончить… — раздражённо оказал Занетта.

Но ему это не удалось.

Опять громкий грохот обвалился на воскресную школу.

Это вышло так забавно, что все расхохотались — в первый раз ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава за вечер. Даже председатель криво усмехнулся и беспомощно развёл руками.

Как грохот утих, чей-то мужской глас сварливо буркнул:

— Да продолжайте же!

Занетта кивнул. И продолжал свою речь, выбирая паузы меж взрывами грохота, совершенно как альпинист, перескакивающий со горы на гору. Обитатели Медоувуда, заявил он, должны откинуть деликатность ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава и пробы условиться с руководителями аэропорта, воззвав к их разуму. Пора перейти в атаку, делая упор на закон. В конце концов, обитатели Медоувуда — граждане США и владеют определёнными правами, которые на данный момент попираются. Чтоб отстоять их, нужно обратиться в трибунал, как следует, медоувудцы должны быть готовы вести борьбу в суде ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава — борьбу упрямую, даже, если будет нужно, жестокую. Что все-таки до стратегии, то, по счастью, мистер Эллиот Фримантл, узнаваемый юрист, хотя его контора и находится далековато отсюда, в городке, согласился находиться на нашем собрании. Мистер Фримантл отлично знаком с законами о превышении шума, нарушении спокойствия и ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава правильном использовании воздушного места, и очень скоро те, кто, несмотря на буран, пришёл на собрание, будут иметь наслаждение услышать этого почетаемого джентльмена. Фактически говоря, он прибыл сюда с готовым предложением…

Слушая эти стереотипные фразы, Эллиот Фримантл ёрзал на стуле. Он легонько провёл рукою по своим аккуратненько подстриженным седеющим волосам, пощупал, кропотливо ли ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава выбриты подбородок и щёки — а он брился за час до собрания, — и его острый нюх подтвердил, что запах дорогого одеколона, который он всегда употреблял после бритья и облучения кварцем, всё ещё чувствуется. Закинув ногу на ногу, он полюбовался двухсотдолларовыми блестящими башмаками из крокодиловой кожи и провёл рукою по складке ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава брюк собственного твидового костюмчика, сшитого на заказ. Эллиот Фримантл издавна нашел, что клиенты предпочитают процветающих юристов и непроцветающих докторов. Если юрист смотрится процветающим, означает, он умеет добиваться фуррора в суде, а ведь как раз фуррора и жаждут те, кто затевает тяжбу.

Конкретно на это и рассчитывал Эллиот Фримантл: он ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава возлагал надежды, что большая часть присутствующих скоро обратится в трибунал и что он будет представлять их там. А пока он с нетерпением дожидался той минутки, когда эта древняя курица Занетта не станет кудахтать, усядется в конце концов на место и он, Фримантл, возьмёт слово. Легче всего утратить доверие аудитории ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава либо присяжных, если дать им время поразмыслить и додуматься, о чём ты будешь гласить, до того как ты раскрыл рот. Остро отточенная интуиция дала подсказку Фримантлу, что конкретно это на данный момент и происходит. А означает, придётся потрудиться больше обыденного, чтоб утвердить свою компетентность и приемущество собственного ума.

Фактически ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава говоря, кое-кто из коллег мог бы поставить под колебание приемущество ума Эллиота Фримантла. Они, пожалуй, могли бы даже сделать возражение, когда председатель именовал его джентльменом.

Коллеги-юристы склонны были иногда считать Фримантла эксгибиционистом, добивавшимся больших гонораров приемущественно благодаря врождённому умению подать себя и привлечь к ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава для себя внимание. Все, правда, соглашались с тем, что у него был завидный нюх, позволявший откапывать прибыльные дела, которые вызывали позже много шума.

Ситуация в Медоувуде появилась как будто по заказу для Эллиота Фримантла.

Он кое-где прочёл о дилемме, вставшей перед популяцией этого города, и попросил знакомых посоветовать его кому ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава-нибудь из домовладельцев как единственного юриста, способного им посодействовать. В итоге комитет домовладельцев обратился к нему, и то событие, что они отыскали его, а не он — их, отдало ему психологическое преимущество, на которое он и рассчитывал. Готовясь к встрече с медоувудцами, он полистал законы и последние решения ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава судов, связанные с неувязкой шума и нарушения спокойствия — а нужно сказать, что этот вопрос был для него полностью новым, — и когда представители комитета прибыли к нему, он уже гласил с ними уверенно, как человек, посвятивший этой дилемме всю жизнь.

Через некое время он предложил им план действий, что и привело ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава к данному собранию и его возникновению на нём.

Слава богу, кажется, Занетта завершает своё многоречивое вступление. Оставаясь до конца очевидным, он изрёк:

— Итак, я имею честь и наслаждение представить вам…

Не успел Занетта произнести его имя, как Эллиот Фримантл вскочил на ноги. И начал гласить ещё до того, как ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава тот опустил собственный зад на стул. По собственному обыкновению юрист обошёлся без вступления.

— Если вы ждёте от меня сострадания, сможете сходу уходить, так как его не будет. Вы не услышите от меня ни слова сострадания ни сейчас, ни при других наших встречах, если таковые состоятся. Я не из числа ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава тех, кто поставляет носовые платки для слёз, поэтому, что они вам необходимы, запаситесь ими сами либо подарите их друг дружке. Мой бизнес — закон. Закон, и только закон.

Он гласил преднамеренно резко и знал, что шокирует их, но конкретно этого он и добивался.

Он увидел, что репортёры подняли на него глаза ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава и обратились в слух. Их было трое за столиком около президиума, отведённым для прессы: двое юных людей из больших каждодневных городских газет и старая дама из местного еженедельника. Все трое были ему необходимы, и он позаботился о том, чтоб выяснить их имена и ещё до собрания перекинуться ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава с ними несколькими словами. И вот карандаши уже забегали по бумаге. Отлично! Эллиот Фримантл при осуществлении хоть какого из собственных проектов постоянно высоко ставил сотрудничество с прессой и по опыту знал, что легче всего достигнуть расположения газетчиков, дав им материал для живого рассказа. Как правило это ему удавалось. Газетчики ценили ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава это куда больше, чем бесплатную выпивку и пищу, и чем живее и колоритнее было дело, тем благоприятнее пресса откликалась о нём.

Чуток поубавив злости, Фримантл продолжал:

— Если мы решим, что я буду представлять ваши интересы, мне придётся задать вам ряд вопросов — о воздействии шума на ваш дом, ваши семьи, ваше ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава физическое и моральное состояние. Но не думайте, что я стану задавать вам эти вопросы, так как меня тревожит ваша участь. Если честно, нисколечко. Пора вам выяснить, что я очень эгоистичен. Если я стану задавать вам эти вопросы, то только потом, чтоб узнать, как велик исходя из убеждений закона нанесённый ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава вам вред. А я уже на данный момент убеждён в том, что узнаваемый вред вам нанесён — может быть, даже значимый — и, как следует, по закону вы имеете право на компенсацию. Но каких бы ужасов вы мне ни наговорили, я не лишусь сна: благополучие моих клиентов не интересует меня за ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава пределами моей конторы и суда. Но… — Фримантл сделал здесь эффектную паузу и выкинул палец вперёд, вроде бы подчёркивая свои слова: — …но у меня в конторе и в суде вам как моим клиентам я отдам максимум внимания и умения во всём, что касается правовых вопросов. И тут, если мы, естественно ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава, будем работать совместно, обещаю, что вы будете рады иметь меня на собственной стороне, а не на стороне противника.

Сейчас Фримантл уже овладел вниманием всего зала. Мужчины и дамы подались вперёд на собственных стульях, стараясь не пропустить ни 1-го его слова, хотя ему всё же пришлось сделать паузу, пока пролетал ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава самолёт. Но были и такие — правда, их оказалось мало, — на чьих лицах появилось выражение враждебности. Фримантл ощутил, что нужно сбавить тон. Он позволил для себя улыбнуться — резвой, одномоментно гаснущей ухмылкой — и, опять став серьёзным, продолжал:

— Я сообщаю вам об этом для того, чтоб мы лучше понимали друг дружку.

Несколько ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава человек закивали и заулыбались.

— Естественно, если вы желаете нанять более красового малого, который выдаст вам вагон сострадания, но, может быть, не так разбирается в законах, — Эллиот Фримантл пожал плечами, — это ваше дело.

Фримантл пристально смотрел за аудиторией и увидел, как приличный мужик в роговых очках наклонился к ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава сидевшей рядом с ним даме и что-то шепнул. По выражению их лиц Фримантл додумался, что мужик произнес: «Вот это похоже на дело! Конкретно это мы и желали услышать».

Эллиот Фримантл, по обыкновению, смог очень точно оценить настроение собравшихся и высчитал, как ему себя вести. Он сходу сообразил, что эти ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава люди утомились от общих фраз и изъявлений сострадания — доброжелательных, но малоэффективных. Его же слова, грубоватые и резкие, действовали как прохладный, отрезвляющий душ. Сейчас, не давая им передышки, чтоб не рассеивалось внимание, нужно перейти к другой стратегии. Пришло время оперировать фактами, привести этим людям положения закона о борьбе с шумом ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава. Чтоб удержать внимание аудитории — а Эллиот Фримантл отлично знал правила игры, — нужно гласить стремительно, так, чтоб слушатели еле успевали понять произнесенное, но в то же время могли, хоть и не без напряжения, смотреть за логикой речи.

— Внимание! — скомандовал он. — На данный момент я буду гласить о специфике вашей трудности.

Закон ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава о борьбе с шумом, объявил он, безпрерывно изучается судами страны. Изменяются старенькые концепции. Согласно новым судебным постановлениям, лишний шум может рассматриваться как нарушение спокойствия и попрание прав принадлежности. Более того, суды склонны налагать запреты и штрафы в тех случаях, когда такое нарушение прав, включая лишний шум от самолётов, может быть ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава подтверждено.

Эллиот Фримантл помолчал, пока не стих появившийся над головой грохот, и поднял руку.

— Я думаю, вам не составит труда обосновать это тут.

Карандаши всех трёх репортёров за столиком прессы забегали по бумаге.

В Верховном суде США, продолжал Фримантл, уже был таковой прецедент. В деле «США ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава против Каузби» трибунал постановил, что крестьянин из Гринсборо, штат Северная Каролина, имеет право на компенсацию, так как военные самолёты низковато пролетают над его домом и «вторгаются» в пределы его принадлежности. Сообщая о решении по «делу Каузби», арбитр Уильям О'Дуглас заявил: «…если мы желаем, чтоб землевладелец не только лишь воспользовался ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава собственной землёй, да и получал от неё наслаждение, он обязан иметь право исключительного контроля и над окружающей атмосферой». Тот же принцип был положен в базу и при рассмотрении в Верховном суде другого дела — «Григгс против графства Аллегени». В штатах Орегон и Вашингтон, где соответственно рассматривались дела: «Сорнберг против Портлендского аэропорта» и ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава «Мартин против Сиэтлского аэропорта», были приняты решения о возмещении вреда за нарушение закона о борьбе с шумом, хотя самолёты и не пролетали конкретно над домами истцов. Есть и другие городка и посёлки, которые или уже подали, или собираются подавать в трибунал, причём некие для подкрепления собственных жалоб ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава пользуются магнитофонными записями и киносъёмкой. На магнитофонной плёнке фиксируется уровень шумов, и кинокамеры запечатлевают, на какой высоте летел самолёт. Дело в том, что шум часто оказывается посильнее, а высота полёта ниже, чем говорят руководители аэропорта и авиакомпании. В Лос-Анджелесе, к примеру, один домовладелец подал в трибунал на лос-анджелесский ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава интернациональный аэропорт; он заявил, что, сажая самолёты на полосе, которую не так давно протянули чуть не до самого его дома, управление аэропорта обесценило его собственность без всяких на то легитимных прав. Домовладелец добивался 10 тыщ баксов компенсации за нанесённый вред. Словом, в суды на данный момент поступает всё ЧИСТИТЕ ОБУВЬ, НАНИМАЯ МАШИНУ, — 7 глава больше и больше такового рода вёл.


chistoserdechie-bonne-foi.html
chistota-i-ponyatnost-rechi.html
chistota-russkoj-rechi-znachenie-slov-i-virazhenij-kontrolnaya-rabota.html